ff569526

Кристи Агата - Яблоки Гесперид



Агата КРИСТИ
ЯБЛОКИ ГЕСПЕРИД
1
Пуаро задумчиво вглядывался в лицо человека, сидевшего напротив за
большим столом красного дерева. Он отметил кустистые брови, узкие губы,
бульдожью челюсть и пронзительные зоркие глаза. При взгляде на Эмери Пауэра
становилось ясно, почему он стал одним из крупнейших в мире финансистов.
Когда же взгляд Пуаро упал на длинные изящные руки, лежащие на столе,
он понял, почему Эмери Пауэр стал еще и знаменитым коллекционером. По обе
стороны Атлантики он был известен как знаток и собиратель ювелирных
изделий. Его страсть к искусству дополнялась любовью к старине. Одной
красоты ему было недостаточно - за вещью должна была стоять история.
Эмери Пауэр между тем заговорил, отчетливо произнося каждое слово
своим тихим голосом, повышать который ему абсолютно не было никакой нужды -
он и так был бы слышен в любой аудитории.
- Мне известно, что сейчас вы редко беретесь за расследования, но от
этого дела, полагаю, не откажетесь.
- Так это дело чрезвычайной важности?
- Для меня - да, - кивнул Пауэр.
Пуаро продолжал сидеть в выжидательной позе, склонив голову набок,
очень напоминая в этот момент задумавшегося дрозда.
- Речь идет о розыске одного драгоценного изделия, - продолжал хозяин
кабинета, - а именно, об украшенном драгоценными камнями золотом кубке
эпохи Возрождения.
Говорят, он принадлежал Папе Александру Борджиа. Иногда его подносили
кому-либо из гостей. После чего гость обычно умирал.
- Хорошенькое дело, - пробормотал Пуаро.
- Вообще этот кубок имеет довольно зловещее прошлое. Его много раз
похищали, при этом не гнушаясь и убийством. В веках за ним тянется кровавый
след.
- Его так домогались из-за его ценности?
- Стоит он действительно немало. Работа чудесная - говорят, Бенвенуто
Челлини. Там отлито древо познания с обвившимся вокруг него змеем, а вместо
яблок - прекрасные изумруды.
- Яблоки? - вмиг встрепенулся Пуаро.
- Изумруды, как и рубины, изображающие глаза змея, великолепны, но
кубок ценен прежде всего из-за громких исторических имен, связанных с ним.
В тысяча девятьсот двадцать девятом году его выставил на аукцион маркиз ди
Сан-Вератрино. После некоторой драчки мне удалось его приобрести за сумму,
составлявшую около тридцати тысяч фунтов по тогдашнему курсу.
- Жест воистину королевский! - поднял брови Пуаро. - Маркизу повезло.
- Если я хочу приобрести какую-то вещь, я готов за нее заплатить,
мосье Пуаро.
- Вы, конечно, знаете испанскую пословицу: "Бог сказал: бери что
хочешь, но только плати за это"? - вкрадчиво спросил Пуаро.
На мгновение финансист нахмурился, и в глазах его мелькнул гневный
огонек.
- А вы, оказывается, философ, мосье Пуаро, - холодно парировал он.
- Я достиг возраста раздумий, мосье.
- Не сомневаюсь, но раздумьями кубок не вернешь.
- Вы так полагаете?
- Я полагаю, что для этого придется предпринять кое-какие действия.
Пуаро безмятежно кивнул.
- Это распространенное заблуждение, мистер Пауэр.
Но простите, мы отклонились от темы. Вы сказали, что купили кубок у
маркиза ди Сан-Вератрино?
- Именно так. Но должен вам сообщить, что он был украден еще до того,
как перешел ко мне.
- И как же это произошло?
- В ночь после торгов во дворец маркиза забрались грабители и украли
несколько ценных вещиц, в том числе и кубок.
- Какие были приняты меры к их розыску?
- Разумеется, сообщили в полицию, - пожал плечами Пауэр. -
Обнаружилось, что ограбление - дело рук известной банды. Двое из
грабителей, француз Дюбле и итальянец Рикковетти, были



Назад