ff569526

Кристи Агата - Рождество Эркюля Пуаро



det_classic Агата Кристи Рождество Эркюля Пуаро Истина для гениального сыщика превыше всего. Стремясь к ней, он распутывает историю с лже-сыном убитого богача.
1938 ru en Vitmaier FB Tools 2004-12-01 http://www.litportal.ru LitPortal 58A3D44F-25EE-4BD7-920C-E59718C5CA75 1.0 v 1.0 — создание fb2 Vitmaier
Agatha Christie Hercule Poirot's Christmas 1938 Агата Кристи
РОЖДЕСТВО ЭРКЮЛЯ ПУАРО
Мой дорогой Джеймс,
Ты всегда был одним из моих самых преданных и снисходительных читателей, и неудивительно, что я серьезно встревожилась, услышав твои критические замечания.
Ты сетовал на то, что убийства в моих романах становятся слишком утонченными, даже анемичными. Ты же ждешь «настоящего, зверского убийства с морем крови», такого, которое не вызывает сомнения в том, что это действительно убийство!
Так вот — эта история написана специально для тебя. Надеюсь, она тебе понравится.
Всецело тебе преданная свояченница
Агата
«Кто бы мог подумать, что в старике окажется столько крови?»
В. Шекспир «Макбет», акт V, сц. I.
Часть первая
Двадцать второе декабря
1Быстро шагая по платформе, Стивен поднял воротник пальто. Вокзал был окутан туманом. Огромные паровозы шипели, выбрасывая клубы пара в холодный сырой воздух.

Все вокруг казалось грязным и закопченным.
«До чего же противная страна, да и столица не лучше!» — подумал Стивен.
Его первое впечатление о Лондоне — о его магазинах, ресторанах, элегантно одетых привлекательных женщинах — ушло в небытие. Теперь он понял: сверкающий брильянт оказался подделкой, вставленной в придачу в сомнительного вида оправу.
«Хорошо бы снова очутиться в Южной Африке…» На секунду его охватило чувство тоски по дому: яркое солнце, синее небо, сады, полные цветов, прохладных голубых цветов, иссиня-зеленые ветви плюща, обвивающие каждый крохотный домишко.
А здесь — грязь, бесконечные толпы — все куда-то спешат, толкаются. Словно муравьи, снующие туда-сюда по муравьиной куче.
«Зачем только я приехал сюда?» — подумалось ему.
Но он тут же вспомнил цель своего приезда и мрачно сжал губы. Нет, черт побери, он своего добьется! Он столько лет ждал… Можно сказать, всю жизнь. И теперь час настал.

Он сделает это во что бы то ни стало.
И тут же опять мелькнула предательская мысль: «Зачем? К чему ворошить прошлое? Не лучше ли позабыть обо всем?» Но нет, он не поддастся слабости. Он не из тех, кто бросается из одной крайности в другую под влиянием настроения.

Ему уже сорок, он знает, чего хочет, перед ним ясная цель. И он не сойдет с пути и совершит то, ради чего приехал в Англию.
Войдя в вагон, он пошел по коридору в поисках места. Отмахнувшись от носильщика, он сам нес свой кожаный чемодан. Он заглядывал в одно купе за другим.

Ни одного свободного места — ведь до Рождества оставалось всего три дня.
Стивен Фарр с отвращением смотрел на пассажиров.
Люди, люди, люди! Сколько же их тут! И все — как бы это сказать? — какие-то безликие!

Их же почти невозможно друг от друга отличить! Очень смахивают на овец, а если не на овец, так на кроликов. Одни болтают без умолку и суетятся.

Другие — те что постарше и плотнее сложением — чуть ли не хрюкают. Совсем как свиньи. Даже девушки, с их худенькими овальными личиками и накрашенными губками, все были удручающе одинаковы.
Его вновь охватило желание очутиться на просторах вельда[1], под горячим солнцем… И чтобы больше никого…
И вдруг, когда он окинул взглядом обитателей очередного купе, у него даже перехватило дыхание… Эта девушка была совсем другой. Черные волосы, кожа цвета густых сл



Назад