ff569526

Кристи Агата - Случай Несчастного Мужа



Агата КРИСТИ
СЛУЧАЙ НЕСЧАСТНОГО МУЖА
Несомненно, способность к сочувствию - великий дар.
Мистер Паркер Пайн обладал им в полной мере. Он прямо-таки располагал к
доверию. По опыту зная, что состояние посетителей его офиса обычно больше
всего напоминает ступор , он прилагал все усилия, чтобы дать клиенту
возможность почувствовать себя легко и непринужденно.
Этим утром, едва взглянув на своего посетителя, некоего мистера
Реджинальда Вейда, он тут же понял, что мистер Вейд принадлежит к числу
косноязычных клиентов, то есть людей, начисто лишенных способности выразить
свои переживания в словах.
Это был высокий широкоплечий мужчина с загорелым лицом и застенчивыми
голубыми глазами. Он машинально подергивал свои маленькие усики и смотрел на
мистера Паркера Пайна со всей трогательностью бессловесного животного.
- Видел тут ваше объявление, - внезапно выпалил он. - Почему, думаю, не
зайти? Дикость, конечно, но, с другой стороны, как знать...
Мистер Паркер Пайн правильно истолковал это странное откровение.
- Конечно, - подтвердил он, - хуже не будет.
- Вот! - обрадовался мистер Вейд, - вот именно. Так почему бы не
попробовать? Очень уж все скверно, мистер Пайн. Не знаю, что и делать. Сложно,
чертовски сложно.
- Для этого, - заявил мистер Паркер Пайн, - я здесь и сижу. Чтобы
подсказать вам выход. Я эксперт по людским проблемам.
- Хитрая, должно быть, штука.
- Да нет, в общем. Все беды человечества можно легко разделить на
несколько основных категорий. Это проблемы со здоровьем, скука, проблемы с
мужем... - мистер Паркер Пайн выдержал паузу, - и проблемы с женой.
- Они самые. Прямо в яблочко.
- Расскажите, - посоветовал мистер Паркер Пайн.
- Да здесь почти и нечего рассказывать. Жена хочет выйти за другого парня
и просит меня дать ей развод.
- Что ж, довольно распространенное явление в наши дни. Насколько я
понимаю, вас такая перспектива не радует?
- Я люблю ее, - просто ответил мистер Вейд. - Ну, это как.., в общем
люблю.
Это простое и отчасти даже банальное признание сказало мистеру Паркеру
Пайну куда больше, чем если бы мистер Вейд начал вдруг клясться, что буквально
боготворит жену, готов целовать землю, по которой она ходит, и с радостью даст
изрезать себя ради нее на тысячу маленьких кусочков.
- Только, - продолжил мистер Вейд, - этим делу не поможешь. Я хочу
сказать, человек тут беспомощен. Раз она предпочитает этого парня - что ж,
приходится соблюдать правила игры: третий - лишний и все такое.
- И вероятно, повод к разводу должны предоставить вы?
- Разумеется. Не могу же я допустить, чтобы ее затаскали по инстанциям.
Мистер Пайн задумчиво посмотрел на своего клиента.
- И однако, вы пришли ко мне. Почему? Мистер Вейд смущенно улыбнулся.
- Сам не знаю. Понимаете, я не очень-то разбираюсь в таких делах.
Совершенно растерялся. Думал, может, вы что посоветуете? Понимаете, она дала
мне полгода. Мы так и договорились: если через шесть месяцев ничего не
изменится - я ухожу. Вот я и подумал: может, вы что придумаете. Все, что делаю
я, ее только раздражает.
Понимаете, мистер Пайн, простоват я для нее, вот в чем штука. Я футбол
люблю, гольф... Мне хорошая партия в теннис дороже всей этой музыки, картин и
прочей зауми. А жена - она образованная. Картины любит, оперу, концерты всякие
- понятно, что ей со мной скучно. А тот парень - длинноволосый такой мерзавец
- отлично в таких вещах разбирается. Он может об этом говорить, а я нет. Я ее
где-то даже понимаю: такая умная, красивая женщина - и такой о



Назад