ff569526

Кристи Агата - Сон



Агата КРИСТИ
СОН
Эркюль Пуаро рассматривал особняк с явным одобрением. Его глаза
небрежно скользнули по соседствующим с ним магазинам, по большому
фабричному зданию справа, по обшарпанному многоквартирному дому напротив и
снова остановились на особняке.
Нортвэй был истинным детищем прошлого века, в котором не имели
обыкновения экономить ни времени, ни пространства. Это был породистый и
надменный дом, привыкший, чтобы его окружала только бескрайняя зелень
полей. Теперь же он оказался анахронизмом, затерянным в бушующем море
современного Лондона и давно всеми забытым. И, спроси вы хоть пятьдесят
человек подряд, вряд ли кто указал бы к нему дорогу.
И лишь совсем немногие ответили бы, кому он принадлежит, хотя, назови
вы имя владельца, вам тотчас бы сообщили, что это один из богатейших людей
в мире. Однако с помощью денег можно унять самое жгучее любопытство, равно
как и раздразнить его. Бенедикт Фарли, этот эксцентричный миллионер,
предпочитал не афишировать выбор своей резиденции. Его вообще редко видели
на людях. Изредка он появлялся на совете директоров, где его высокая худая
фигура, резкий голос и хищно загнутый нос тут же наводили на собравшихся
страх. Если бы не эти редкие появления, он вполне мог бы считаться
персонажем, пусть хорошо всем знакомым, но вымышленным.
Согласно слухам, он был то чудовищно скуп, то невероятно щедр,
неизменно ходил в старом заштопанном халате - которому, по некоторым
оценкам, шел уже двадцать восьмой год, - питался исключительно икрой и
постными щами и ненавидел кошек. Все это было общеизвестно.
Ровно столько же об этом человеке, к которому он сейчас направлялся,
знал и Эркюль Пуаро. Письмо, лежавшее в кармане его пиджака, ситуации не
меняло.
Посвятив несколько минут молчаливому созерцанию этого памятника веку
ушедшему, Пуаро поднялся по ступеням парадного и позвонил в дверь,
одновременно сверяясь с наручными часами, заменившими наконец безнадежно
устаревшую, хоть и горячо любимую луковицу с цепочкой. "Да-да, ровно
двадцать один тридцать", - подтвердили часы. Пуаро, как всегда, был точен
до минуты.
После выверенной годами паузы дверь отворилась, и на фоне освещенного
холла возник великолепный образчик потомственного дворецкого.
- Мистер Бенедикт Фарли? - осведомился Пуаро.
В ответ его окатили ледяным - вполне вежливым, но достаточно
красноречивым - взглядом.
"En gros et en de tail , - с уважением
подумал Пуаро.
- Вам назначено, сэр? - учтиво спросил дворецкий.
- Да.
- Ваше имя, сэр?
- Мосье Эркюль Пуаро.
Дворецкий наклонил голову и посторонился. Эркюль Пуаро вступил в дом,
и дверь за ним закрылась.
Однако прежде чем умелые руки приняли у Пуаро шляпу и трость, была
улажена еще одна маленькая формальность.
- Прошу извинить меня, сэр. Я должен попросить у вас письмо.
Пуаро неторопливо извлек письмо из кармана и протянул его дворецкому.
Тот только бросил на него взгляд и тут же с поклоном вернул. Эркюль Пуаро
сунул письмо обратно в карман. Оно гласило:
"Нортвэй, среда, восьмое
Мосье Эркюлю Пуаро
Дорогой сэр,
Бенедикт Фарли желал бы воспользоваться вашим советом. Он будет очень
рад, если завтра (в четверг) в двадцать тридцать вас не затруднит зайти по
вышеуказанному адресу.
Искренне ваш,
Хьюсо Конворси
(секретарь)
Р. S. Пожалуйста, захватите это письмо с собой".
Дворецкий ловко избавил Пуаро от шляпы, пальто и трости.
- Не будете ли вы так любезны пройти в комнату мистера Конворси? - не
то спросил, не то предложил он и двинулся вверх по широкой ле



Назад