ff569526

Кристи Агата - Тайна Испанской Шали



Агата КРИСТИ
ТАЙНА ИСПАНСКОЙ ШАЛИ
Блуждающий взгляд мистера Иствуда остановился на потолке, оттуда
переместился на пол, а затем на правую стену. Усилием воли мистер Иствуд
заставил его вернуться к стоявшей перед ним пишущей машинке.
Девственная чистота бумажного листа была нарушена названием,
отпечатанным большими буквами:
ТАЙНА ВТОРОГО ОГУРЦА
Отличное название. Остановит и заинтригует кого угодно. "Тайна второго
огурца", - подумает читатель. - О чем бы это? Огурец? Тем более второй!
Такой рассказ нельзя не прочесть". И он будет ошеломлен той изумительнейшей
легкостью, с которой этот мастер детективного жанра сплел столь
восхитительный сюжет вокруг обыкновенного огурца.
Но.., хотя Энтони Иствуд знал, каким должен быть новый рассказ, он
почему-то никак не мог начать его. Известно, что главное в любом рассказе -
название и сюжет, остальное - просто кропотливая подгонка; иногда название
само определяет сюжет, и тогда только успевай записывать, но сейчас оно уже
- и весьма удачное - возникло, а в голове его - ни малейшего намека на
сюжет.
Взгляд Энтони Иствуда с тоской снова устремился к потолку, но
вдохновение не приходило.
- Я назову героиню, - вслух сказал Энтони, чтобы как-то подстегнуть
себя, - Соней или Долорес, у нее будет бледная - но не как у больных, а
бархатисто-матовая кожа и глаза, как два бездонных омута. А имя героя будет
Джордж или Джон - что-нибудь короткое и чисто британское. А садовник -
придется ввести садовника, чтобы как-то притянуть сюда огурец, - садовник
мог бы быть шотландцем, который до смешного боится ранних заморозков.
Подобный метод иногда срабатывал, но сегодня он не помогал. И хотя
Энтони совершенно отчетливо представлял себе Соню, Джорджа и садовника, они
не проявляли ни малейшего желания включаться в действие.
"Конечно, я мог бы взять вместо огурца банан, - в отчаянии подумал
Энтони, - или латук', а то и брюссельскую капусту... Брюссельская
капуста.., стоп-стоп... А что, это мысль! Тут и шифрограмма... Брюссель..,
украденные акции.., зловещий бельгийский барон..."
Но это был лишь случайный проблеск. Бельгийский барон решительно не
захотел материализоваться, к тому же Энтони вовремя вспомнил, что огурцы и
ранние заморозки несовместимы, а это исключает комичные переживания
шотландского садовника.
- Черт бы меня побрал! - в сердцах воскликнул мистер Иствуд.
Он вскочил и схватил "Дейли мейл". Быть может, в разделе криминальной
хроники найдется что-нибудь вдохновляющее. Однако новости в это утро были в
основном политические. Мистер Иствуд с отвращением отбросил газету.
Взгляд его упал на роман, лежавший на столе. Закрыв глаза, он ткнул
пальцем в одну из его страниц. Слово, указанное самой судьбой, было "овцы".
И сразу же воображение услужливо развернуло перед ним долгожданный сюжет -
во всех подробностях. Хорошенькая девушка, возлюбленный убит на войне.., ее
разум слегка помутился... присматривает за овцами в горах Шотландии,
мистическая встреча с покойным возлюбленным... Эффектный финал: стадо овец,
игра лунного света - словно на каком-нибудь академическом полотне - а
девушка, мертвая, лежит на снегу, и на нем две дорожки следов Это мог бы
быть прекрасный рассказ. Энтони, вздохнув, сердито тряхнул головой, чтобы
освободиться от его власти. Потому что слишком хорошо знал: редактору, с
которым он обычно имеет дело, такой рассказ, как бы прекрасен он ни был, не
нужен. В рассказах, которые были ему нужны и за которые он выкладывал
кругленькую сумму, действовали



Назад