generic cialis online ff569526

Кристофер Джон - Рандеву



Джон Кристофер
РАНДЕВУ
Когда утонула Элен, друзья пытались уговорить меня отправиться в
путешествие, однако в конце концов согласились, что больше, чем отдых, мне
необходима работа, которая поможет забыться. Шесть месяцев спустя они
вспомнили свое предложение. На вечеринке в загородном доме Штоков, под
Лондоном, Фредди и Паула снова убеждали меня взять отпуск на продолжительное
время. Мое состояние вполне объяснимо, соглашались они, однако человеческий
организм, как и мозг, имеет свои пределы выносливости, поэтому не следует
перегружать его работой, как это делаю я. Все мои достижения, мягко заметила
Паула, ограничатся парой инфарктов и старостью в инвалидной коляске. Полгода
достаточно долгий срок, и рана, когда-то такая болезненная, постепенно
подживала. Остались лишь ноющая тоска и воспоминания. Фредди сообщил, что
купил мне билет в десятидневный круиз до мыса Доброй Надежды, и я не стал
спорить с ним.
Путешествие началось в мрачном одиночестве, которое ограждало меня от
дружеского участия остальных пассажиров, не позволяя воспоминаниям вспыхнуть с
новой силой. После гибели Элен я избегал новых знакомств, ограничивая свой
круг общения чисто деловыми связями. Мне никак не удавалось поверить, что
кто-то из окружающих способен понять меня, понять мое горе. Целыми днями я
просиживал за стойкой корабельного бара, напивался до бесчувствия каждый вечер
и трезвел к полудню следующего дня. Из холодных серых морей мы двигались
навстречу теплу и голубым далям, но эти перемены мало волновали меня. Когда мы
останавливались в портах, я не сходил на берег вместе с остальными.
Бармен пытался разговорить меня, рассказывал об интересных уголках Южной
Африки, однако вскоре оставил эти попытки, видя мою безучастность. По всей
видимости, ему и раньше приходилось сталкиваться с такими пассажирами.
Мы возвращались обратно в Лондон, когда я встретил Цинтию Паркер. Сидя на
своем обычном месте у стойки, я достал из пачки сигарету, поднес спичку.
Пожилая дама справа от меня вздрогнула и отпрянула от огонька.
- Извините. - Я затушил спичку.
- Ничего, пустяки. - Голос у нее был сильный, с приятной глухотой. - С
детства боюсь огня. Даже спичек.
Я заказал для нее порцию виски, и через четверть часа мы уже болтали, как
двое старых знакомых. Ей удалось пробить брешь в стене холодной вежливости,
преграждавшей путь остальным. Она держалась с уверенностью, доступной весьма
немногим. Вдобавок ей были свойственны рассудительность и остроумие -
качества, редко встречающиеся вместе, особенно в женщине. Ослепительная улыбка
согревала остатки былой красоты; как она сообщила мне в первые пятнадцать
минут, ей было шестьдесят шесть лет.
Для постороннего взгляда, даже по судовым меркам, это было необычное
знакомство. В дополнение к тридцати годам разницы в возрасте нас не связывали
никакие общие интересы.
Долгие часы работы в молодости сделали из меня рядового бизнесмена,
привыкшего всего добиваться своими руками. Лишь с Элен моя жизнь перестала
быть пресной и скучной, однако все кончилось через три до боли коротких года.
Что касается Цинтии, то она выросла в роскоши и пользовалась всеми
благами, которые могут предоставить деньги.
Она трижды выходила замуж, с одним мужем развелась и пережила остальных
двух. У меня создалось впечатление, что все они были состоятельными людьми,
как и она сама. К тому же она неплохо разбиралась в финансовых вопросах, и мы
как-то целый вечер проговорили о фондовых ставках и биржах. Ко мне снова
вер



Назад