ff569526

Кристофер Джон - Чудовище



Джон Кристофер
Чудовище
Волнение поднималось из Бездны. Даже здесь, где размещался Совет,
кранаки чувствовали и видели, как фосфоресцируют колышущиеся слои
воды. Там, в Бездне, тяжело вздымались волны. Теперь надо ждать
разрушений на гидрополях и еще одного плохого урожая.
Дилван, с силой врезавшись в центр толпы, почувствовал настроение,
которое владело ею. Отчаянье. Он взглянул вниз, на дно, на массу
темных тел, сбившихся в кучу, и вспомнил слова отца о последних днях
Сербены. Дилван родился в те дни - тогда был очередной неурожай и
гигантские акулы смели защитные устройства и причинили много
разрушений обреченному городу. Он даже смутно помнил отдельные моменты
страшного путешествия через Бездну в город Кариту. Но большая часть
воспоминаний была навеяна рассказами его отца. Много сезонов назад
отец рассказывал ему о глубокой, нефосфоресцирующей черноте Бездны, о
громадных полчищах каракатиц, на которых они случайно наткнулись и где
погибла его мать, о молниеносных кровавых нападениях акул на остатки
беженцев из Сербены и, наконец, о том, как они увидели стены Кариты, в
которых нашли убежище.
Все это было девяносто сезонов назад. Более семидесяти сезонов
прошло с тех пор, когда, работая на удаленном от поселения гидрополе,
погиб от акул его отец. Тем временем Карита приближалась к гибели;
соседний с ней город уже погиб.
Каждый сезон рыба-гиена охотилась все более открыто на гидрополе,
подбирая остатки акульих пиршеств или беззаботно проплывая вдоль
обработанных земель. Акулы и рыбы-гиены находились в странном
симбиозе, будто они договорились истребить кранаков и уничтожить разум
в водных просторах. Это были признаки вымирания, угрожавшего городу
Карита. Каждый сезон каракатицы все более открыто выползали из Бездны.
Они уже заняли китовый загон в Пурке. Да и сами киты были все менее
послушны. Все меньше их возвращалось в загоны, а те, которые
возвращались, все чаще покушались на власть кранаков. И наконец, за
последние тридцать сезонов участились извержения и землетрясения, они
приводили в движение массы воды и вызывали штормы, которые опустошали
гидрополя и постепенно разрушали Кариту. Кранаки поняли, что с
падением Кариты придет конец и их роду. Уже не осталось ни одного
города, где спасшиеся могли чувствовать себя в безопасности. С тех пор
как пала Сербена, город Карита остался единственным прибежищем
кранаков.
Дилван остановился и предоставил течению мягко донести себя до
места, специально отведенного для него на почетном возвышении. Его
ждали. Он расслабился и стал слушать. Президент Балакон начал говорить
- он шлепал по воде громадными плавниками, образуя импульсы, которые
улавливались антеннами слушающих кранаков.
- Весь урожай на северо-западных гидрополях уничтожен последним
извержением вулкана. С начала следующего сезона будут вдвое урезаны
пайки...
До возвышения донесся плеск, произведенный сотнями плавников.
Дилван почувствовал удар волны. Он понимал безвыходность ситуации: без
пищи кранаки погибнут. Если пайки урезать вдвое, то их ожидает голод.
Балакон продолжал:
- За последний сезон погибло около ста кранаков, в основном от
акул, но кое-кто от каракатиц и трое - от взбунтовавшихся китов. Нас
осталось меньше семи сотен. Но даже для такого количества едоков не
хватит наших урожаев. Чем меньше нас остается, тем меньшую охрану мы
можем выставить и тем легче акулам прорвать нашу оборону.
Он остановился, ожидая, пока не замрут импульсы отчаяния.
- Я помню время, когда у



Назад