ff569526

Крисуэлл Милли - Беда С Этой Мэри



БЕДА С ЭТОЙ МЭРИ
Милли КРИСУЭЛЛ
Анонс
Вы - журналист, не признающий итальянскую кухню и обязанный написать честную статью о...новом итальянском ресторане! Что делать?!
Солгать? Можно, но...вся ваша слава держится на знаменитой объективности ваших статей!
Разругать в пух и прах? Легко, но...как после этого вы посмотрите в глаза хозяйке этого заведения, в которой с первого взгляда узнали женщину своей мечты, свою единственную, страстную и настоящую любовь?
Моей сестре Нине и брату Френку, выросшим, как и я, в шумной итальянской семье. Я люблю вас!
ШОКОЛАДНЫЕ ВАФЛИ-РАКУШКИ
1 стакан муки, 1,5 чайных ложки порошка какао, 1 стакан
сливочного масла, растопленного и охлажденного,
0,5 стакана сахара, 1 чайная ложка ванильного экстракта, 4 яичных белка.
Все смешать и вылить в формочки для вафель-ракушек. Выпекать в духовке при температуре 200 градусов в течение 8-10 минут. Охладить.
НАЧИНКА ИЗ СЛАДКОЙ СЛИВОЧНОЙ СЫРКОВОЙ МАССЫ
2 стакана сливочной сырковой массы, 0,5 стакана
сахарной пудры, 0,5 стакана порошка какао, 2 стакана
густых сливок, 1 чайная ложка порошка ванилина.
Приготовить начинку и аккуратно наполнить ею ракушки из теста, пользуясь ложкой или кулинарным шприцом.
ШОКОЛАДНЫЙ СОУС
0,5 стакана сахара, 2 чайных ложки порошка какао, 0,25-0,5 стакана воды, 3 унции умеренно сладкого шоколада.
Смешать в кастрюльке сахар и порошок какао. Добавить воду и шоколад. Поставить на слабый огонь и, помешивая, довести до кипения.

Охладить. Полить охлажденным шоколадным соусом вафли-ракушки. Посыпать сверху сахарной пудрой.
Глава 1
В один прекрасный день Мэри Руссо изыскала убедительный довод в пользу поглощения шоколада. Причина могла бы заключаться в том, что солнце светило очень ярко или слишком плотные облака густо закрывали небо, что вызывало затяжную депрессию. К тому же всегда существовала еще и такая причина, что ее кот Морти выкашлял большую, чем обычно, порцию шерсти - он имел обыкновение глотать свою шерсть, а потом отрыгивать ее большими комками.
Но в этот особенный, совершенно безоблачный, хотя и не слишком солнечный день, когда Мэри вгрызлась в роскошную, ласкающую язык и сочащуюся изысканной шоколадной и сливочной начинкой вафлю, плавающую в восхитительном шоколадном соусе, она оправдывала себя тем, что уж сегодня-то у нее было особое основание наесться сладостей до самозабвения, почувствовать себя совершенно дерьмово и возненавидеть жизнь, и вообще-то неласковую к ней, а сегодня представшую еще более скверной стороной.
Дело было в том, что умер Луиджи Маркони.
Для большинства людей, знавших его, смерть Луиджи не была такой уж неожиданностью и сильным ударом. Владелец ресторана был невероятно тучен и в течение многих лет страдал диабетом, а в последние четыре месяца находился в состоянии тяжелой депрессии. Но никто, в том числе и Мэри, работавшая на Луиджи во “Дворце пиццы” все последние десять лет и совмещавшая должности шеф-повара и бухгалтера, не ожидал, что он приставит дуло пистолета к виску, скажет “arrivederci” и выйдет из игры.
Бум! Вот так. Всего один выстрел.

Один смертоносный, продиктованный преходящим импульсом выстрел - и Мэри потеряла не только близкого друга, человека, перед которым она преклонялась и к которому относилась как к родному дяде, но вместе с ним она потеряла и работу.
А найти новую работу в ее возрасте было не так-то легко - она уже не была (да не примет читатель мои слова за каламбур) такой аппетитной вафельной трубочкой.
- Если ты позволишь себе еще хоть одну вафлю, ты наберешь лишни