ff569526

Крэн Бетина - Неотразимый Обольститель



Бетина КРЭН
НЕОТРАЗИМЫЙ ОБОЛЬСТИТЕЛЬ
Решительная и независимая Беатрис фон Фюрстенберг привыкла отрицать все, что связывает мужчину и женщину, — не только брак и любовь, но даже силу красоты. Однако когда Беатрис понадобилась помощь, она вынуждена была обратиться к молодому адвокату Коннору Барроу, известному своим неуважением к слабому полу...
Итак, женщина, ненавидящая мужчин, и мужчина, презирающий женщин?.. Война, не признающая правил, — или страстная любовь, сметающая все преграды?..
Возможно, любовь-война! Ведь только на войне и в любви хороши ЛЮБЫЕ СРЕДСТВА!..
Глава 1
Нью-Йорк, 1892 год
Лето было на исходе. Темный пурпур ночей прятал их в своей тени, заглушал шуршание ее юбки, скрип гравия у него под ногами и стук молодых горячих сердец. Она нашла его в дальней части сада, где он ждал ее среди пышных кустов отцветающих роз.
— Джеффри?
— Присси... сюда!
Увидев его, она остановилась, любуясь своим избранником. Высокий, светловолосый, красивый — в нем было все, о чем только может девушка мечтать.
— Я боялся, что ты не придешь, — прошептал он, обнимая ее.
— Ничто не могло помешать мне встретиться с тобой, — ответила Присцилла, прильнув к нему. — Даже если бы меня заперли, я бы все равно что-нибудь придумала.
— Заперли? — Джеффри, ужаснувшись, еще крепче обнял девушку. — От этой старой ведьмы всего можно ожидать. Она же просто деспот какой-то — приказывает тебе, запрещает нам...
Присцилла коснулась его губ кончиками пальцев.
— Давай не будем терять драгоценное время, обсуждая мою бедную, несчастную тетю. Что она может знать о любви? Она такая старая, одинокая — ей, должно быть, уже лет тридцать...
— Да уж никак не меньше, — пробормотал юноша.
Присцилла благоговейно провела ладонью по его щеке.
— Ты — счастье моей жизни, Джеффри.
— Ты — моя единственная звезда, Присси. — Он глубоко вздохнул, чувствуя стеснение в груди. Знакомая боль, зарождавшаяся где-то внизу живота, заставила его тихо застонать. — Милая, если бы мы могли пожениться! — Юноша прижал ее голову к своей груди и закрыл глаза. — Всегда быть вместе — что может быть прекраснее?
— Всегда, — словно эхо, печально повторила Присцилла и тоже закрыла глаза.
— Я мог бы прикасаться к твоим... рукам... когда захочу, и обнимать тебя вот так... — Другие, более откровенные желания выразились в страстном поцелуе, когда Джеффри горячо прильнул к ее прохладным нежным пальчикам. — Мы как Ромео и Джульетта — нам запрещают любить.
— И как мои родители! Им тоже запрещали любить, но они нашли выход. — Теперь девушка смотрела на него сияющими глазами. — Мы тоже его найдем, Джеффри.
— Твои родители? — Юноша отодвинулся, чтобы лучше видеть ее лицо.
— Дедушка с бабушкой не позволяли им встречаться, поэтому они сбежали в Италию. — Голос Присциллы дрожал от переполнявших ее чувств. — Мама рассказывала, что они были абсолютно свободны и вначале кочевали как цыгане, не имея ничего, кроме своей любви и вина. Мы тоже можем так поступить.
— Как? Не иметь ничего, кроме любви и вина?
— Нет. Сбежать, как мои родители.
— Сбежать? — На какое-то мгновение эта идея захватила Джеффри, но потом, трезво все обдумав, он остыл. — И скрыться из страны?
— Нет, нам не придется этого делать. — С пылающими щеками девушка проговорила: — Мы могли бы... пожить у тебя, пока не купим собственный дом.
— Пожить у меня? С моей мамой? — Джеффри представил себе эту ситуацию и невольно поморщился. — Мама ни за что не станет поощрять подобную затею. То есть... она всегда собиралась устроить для меня пышную



Назад