ff569526

Крюс Джеймс - Тим Талер, Или Проданный Смех



OCR -=anonimous=-
Джеймс Крюс.
Тим Талер, или проданный смех.
Дорогие маленькие и большие читатели!
В этой книге говорится про смех и про деньги.
Смех объединяет людей всего мира. И в московском метро, и в
нью-йоркском смеются точно так же, как в парижском. Остроумной шутке так
же весело улыбнутся в Токио, Каире и Праге, как в Мадриде, Копенгагене и
Стокгольме. К настоящим богатствам, таким, как счастье, мир, человечность,
деньги никакого отношения не имеют. А вот смех имеет, да еще какое!
Когда кто-нибудь вот так, как в этой книге, променяет свой смех на
деньги, это очень печально. Ведь это значит, что он променял настоящее
богатство на фальшивое - счастье на роскошь, и пожертвовал свободой,
которую дарит нам смех.
Смейтесь, дорогие читатели, над теми, кто считает, что все на свете
продается за деньги, и их оружие заржавеет и придет в негодность!
А теперь запаситесь вниманием и терпением, и вы узнаете, какой трудный,
запутанный и горький путь прошел один мальчик - звали его Тим Талер, -
прежде чем понял, как дорог смех и даже самая обыкновенная улыбка.
Джеймс Крюс
Эту историю рассказал мне один человек лет пятидесяти; я познакомился с
ним в Лейпциге, в типографии, куда он так же, как и я, заходил узнавать,
подвигается ли дело с печатанием его книги. (Речь в этой книге, если не
ошибаюсь, шла о кукольном театре.) Человек этот поразил меня тем, что,
несмотря на свой возраст, смеялся так сердечно и заразительно, словно
десятилетний мальчик.
Кто был этот человек, я могу только догадываться. И рассказчик, и время
действия, и многое другое в этой истории так и осталось для меня загадкой.
(Впрочем, судя по некоторым приметам, главные ее события развернулись
около 1930 года.)
Мне хотелось бы упомянуть, что записывал я эту историю в перерывах
между работой на оборотной стороне бракованных гранок - длинных-предлинных
листов второсортной бумаги. Потому и книга разделена не на главы, а на
"листы", но листы эти, собственно говоря, и есть не что иное, как главы.
И еще одно предупреждение. Хотя в этой книге говорится про смех,
смеяться читателю придется не так уж часто. Но, пробираясь ее путями
сквозь темноту, он будет, сколько бы ни кружил, все ближе и ближе
подходить к свету.
КНИГА ПЕРВАЯ. ПОТЕРЯННЫЙ СМЕХ.
Что ж, по рукам, король! Но, право, верь,
Смех означает: человек не зверь
Так человек природой награжден
Когда смешно, смеяться может он!
из пролога кукольной комедии "Гусь, гусь - приклеюсь, как возьмусь!"
Лист первый. МАЛЬЧИК ИЗ ПЕРЕУЛКА.
В больших городах с широкими улицами и теперь еще встречаются переулки
такие узкие, что можно, высунувшись из окошка, пожать руку соседу из
окошка напротив.
Иностранные туристы, которые путешествуют по свету с большим запасом
денег и чувств, случайно очутившись в таком переулочке, всегда восклицают:
"Как живописно!" А дамы вздыхают:
"Какая идиллия! Какая романтика!" Но эта идиллия и романтика - одна
видимость, потому что в таких переулках обычно живут люди, у которых
совсем мало денег. А тот, у кого в большом богатом городе так мало денег,
нередко становится угрюмым и завистливым. И дело тут не только в людях,
тут дело в самих переулках.
Маленький Тим поселился в таком переулке, когда ему было три года. Его
веселая круглолицая мама тогда уже умерла, а отцу пришлось наняться
подсобным рабочим на стройку, потому что в те времена не так-то легко было
найти хоть какую-нибудь работу. И вот отец с сыном переехали из светлой
комнаты с окнами на городской сад



Назад