ff569526

Кроули Джон - Маленький Большой



ДЖОН КРОУЛИ
МАЛЕНЬКИЙ, БОЛЬШОЙ
 
Немного позже, вспоминая происхождение человека от земли, "из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься", им показалось забавным вообразить себя пеной земли. Когда они были одни посреди поля, и никто их не видел, они прыгали и скакали, стараясь как можно меньше находиться в соприкосновении с землей, и кричали: "Мы пена земли! Пена земли! Пена земли!"
Флора Томпсон. Поднявшись на заре
 
КНИГА ПЕРВАЯ
ЭДЖВУД
I
Люди есть люди, но Человек - это женщина.
               Честертон.
 
Июньским днем 19... года молодой человек неспешным шагом шел из северо-западной части большого города по направлению к небольшому местечку под названием Эджвуд, о котором он кое-что слышал, но в котором ему бывать не приходилось. Юношу звали Смоки Барнейбел, и в Эджвуд он шел чтобы жениться; то, что он шел пешком, а не ехал, было одним из условий его прибытия в Эджвуд.
 
               ОТКУДА-ТО КУДА-ТО
Хотя он вышел из своей городской квартиры ранним утром, солнце стояло высоко, когда он перешел по высокому мосту по узенькой пешеходной дорожке и оказался в упомянутом местечке на северном берегу реки. Целыми днями он вел переговоры и заключал сделки в этих местечках с индейскими названиями; транспортный поток был таким плотным, что он не мог даже двигаться по прямой, - приходилось лавировать, выбирая маршрут.

Переходя из одного местечка в другое, он сворачивал в небольшие улочки, заходил на склады и в универсальные магазины. Прохожих было немного, встречались в основном местные жители, несколько подростков проехали на велосипедах; молодой человек не переставал удивляться, как они могут жить в этих местах, которые казались ему мрачными окраинами, хотя дети выглядели довольно жизнерадостными.
Четкие прямоугольники торговых авеню и жилых кварталов постепенно теряли порядок; домов становилось меньше, а улицы разбегались в разные стороны, как тропинки в густом лесу; стали появляться пустыри, заросшие сорняками; тут и там из-под земли тянулись запыленные низенькие деревца, попадались замусоренные лужайки - было похоже на то, что здесь находилась какая-та промышленная зона.
Смоки остановился у скамейки, где люди могли сесть, ожидая автобус в ту или другую сторону. Присев на край широкой скамьи, он сбросил с плеча небольшую дорожную сумку, достал сэндвич, сделанный им собственноручно - и это тоже было условием - и развернул пестро раскрашенную карту дорог. Он был не совсем уверен, можно ли ему воспользоваться картой, не нарушив условий, но так как полученные указания с объяснением дороги в Эджвуд были не очень точными, он, немного поколебавшись, заглянул в карту.
Итак, голубая линия, очевидно, обозначала старую, засыпанную щебенкой дорогу, вдоль которой стояли заброшенные кирпичные заводики. Он шел как раз по ней. Смоки свернул карту, так как указанная дорога шла параллельно автобусной остановке, где он сейчас находился.

Он не очень хорошо разбирался в картах, но ему показалось, что щебеночная дорога уведет его далеко влево от того места, куда он направлялся. Местечко Эджвуд не было обозначено на карте, но оно находилось где-то здесь, среди пяти небольших городков, отмеченных на карте незначительными точками.

Двойная жирная красная линия обозначала начало и конец дороги. Четкая голубая линия на карте показывала наиболее удобный путь к тому или иному городку или населенному пункту. Еще он обнаружил почти незаметную тоненькую голубую линию. Сначала юноше показалось, что она никуда не ведет - будто картограф забыл до



Назад