ff569526

Круна Берье - Космическая Музыка



Берье Круна
Космическая музыка
Конечно, господин судья, я знаю, что совершил преступление. Я вовсе не
любитель подраться, и, если бы не произошло всего остального, мне бы и в
голову не пришло кого-нибудь ударить... особенно кого-нибудь из них. Я
понимаю, это может повредить нашим торговым связям или даже привести к
исключению. А виноват во всем Ивар - да, именно Ивар, - и если у суда
хватит терпения выслушать меня, я расскажу, как все случилось. Да,
конечно, постараюсь покороче.
Все началось в Хернесанде - так назывался город до звездной эры, а
вернее, все началось в ресторане городской гостиницы. Только мы проиграли
первые такты "Колыбельной" Ивара, как в его усилителе раздался треск.
Теперь-то вы уже все сыты по горло этой мелодией - хотя я все равно, до
самого смертного часа, буду утверждать, что она никуда не годится и
сочинил ее халтурщик, - но в то время ее еще никто не знал. Публика -
сонный коммивояжер, читавший газету за угловым столиком, - раздраженно
посмотрела на нас, а я прошипел Ивару: "Немедленно выключи эту бодягу".
Бертиль, гитарист, подмигнул мне, и я понял, что он думает то же, что и я:
"Ох уж эти мне аккордеонисты".
Я как раз получил трехмесячный ангажемент на выступления в городской
гостинице... вы, может, слышали о трио Хельге Хернберга? Не слышали?.. Ну
тут мне и подвернулся Ивар вместо моего прежнего аккордеониста, который
взял расчет. Бертиль работал со мной уже год и почти столько же времени
талдычил, чтобы я заменил аккордеон роялем. Дурак был, что не послушался.
Пожалуйста, господин судья, не подумайте, что я кощунствую, но мне
действительно никогда особо аккордеон не нравился. В нашем трио есть еще
бас-гитара (это мой инструмент) и гитара. А за аккордеон я держался так
упорно потому, что нам довольно-таки часто приходится мотаться по разным
ресторанам и кафе. Сами понимаете, аккордеон таскать с собой легче, чем
рояль.
Аккордеонисты - большинство, по крайней мере, - народ немножко
необычный, говорю по опыту, поэтому, наверное, когда-то и они сами и их
инструмент вызывали легкую насмешку. Но Ивар побил все рекорды. Во-первых,
ему, видите ли, понадобился микрофон и усилитель для аккордеона -
наверное, просто было лень как следует растягивать мехи. Во-вторых, он был
убежден в своей способности сочинять музыку. И, в-третьих... если я скажу
"звездный диалект", думаю, нет нужды в дополнительных пояснениях.
Музыканты всегда говорят на своем особом жаргоне, но когда раскрывал рот
Ивар, даже мы с трудом его понимали.
- Смените пластинку, старики, уши вянут от такой дохлятины, - выдал он
нам на первой репетиции.
Я предложил прорепетировать венский вальс, но для Ивара все, что звучит
не в такте четыре четверти, - "дохлятина". Больше всего ему хотелось
играть свои собственные мелодии, например этот вот медленный фокстрот
"Колыбельная". Я, как никак, тоже пишу музыку, кое-что даже исполнялось
публично. Вы, может, слышали вот эту, которая начинается так... Да, да,
господин судья, извините, я просто подумал... Ну не надо, так не надо...
Да, так на чем я остановился? Ну конечно, на Хернесанде. Итак, как я
уже сказал, в усилителе Ивара раздался треск и единственный посетитель
ресторана метнул на нас злой взгляд. К счастью, до двенадцати оставалось
всего несколько минут, поэтому я сказал:
- Трио Хельге Хернберга благодарит вас за внимание и надеется увидеть
вас здесь снова.
Публика насмешливо ухмыльнулась и опять уткнулась в газету.
Наш гонорар включал, как обычно, питание



Назад